Емский стан. Память наших душ.

Давным-давно, на берегах притока реки Солоницы — речки Емсни располагался Емский стан.

Центральным местом был погост Емсна, тогда называвшийся Борисоглебским, по названию располагавшейся здесь церкви.

В XVII веке погост и несколько деревень вместе с ним были пожалованы боярину Шереметеву, который принимал участие в борьбе против «тушинского вора».

Затем по родственной линии Емсна переходила дальше.

Так и существовала там церковь Бориса и Глеба. Вероятно, храм был разрушен в начале или середине XVIII века.

А в 1782 году здесь была построена каменная церковь Троицы Живоначальной.

Была в селе Борисоглебская земская школа и богат был населением местный край.

Шатровая колокольня храма имеет свой уникальный вид. Хоть и нет на вершине сейчас креста, иногда гнездятся там аисты.

Как и многие, эта церковь была закрыта в советское время.

Власть стремилась избавить народ от духовной зависимости религии.

Сложно сказать однозначно — плохо это или нет. Перегибы повсюду.

И не так важна роль волков в овечьих шкурах, и борцов с ними, ведь храмы — это архитектурные здания.

Незачем их рушить и уничтожать.

Хотя не так давно, мне рассказали, что восстановление данного храма планировалось, но, проведя опрос местного населения, организаторы от этой идеи отказались.

Не нашло понимания данное веяние возрождения святынь.

Говорили о том, что местное население рассуждало, будто, при желании, может свободно посетить храм в Троице.

Вот так вот. Обречен этот могущественный храм на разрушение.

И конечно, для тех, кто проезжает мимо главных ворот, не составляет труда понять, что они в скором времени рухнут.

Наклон под углом в сторону дороги кроет в себе большую опасность. Ворота как раз накроют всю проезжую часть.

Такая вот судьба ждет это сооружение в будущем…

Но что дальше? Фотографии разрушенных храмов, рассказ о плачевном состоянии. И всё?

Нет. Заглянем в душу храма.

Со мной теперь путешествует фотоаппарат с черно-белой пленкой, поэтому некоторые снимки сделаны с его помощью.

При входе сразу чувствуется спокойствие. Многовековое упоение, словно, вечный сон.

В Княгинино всё было иначе. Там всё мертво.

Здесь — живое село. Но вот храм спит.

В главном зале тишина. Кипевшая здесь сотни лет назад жизнь сейчас угасла.

Насколько я знаю, висело здесь под потолком большое распятие Иисуса Христа, которое для спасения было снято и сейчас находится в Никольском храме города Нерехты.

Всё остальное растащено. Варвары не щадили и не щадят ничего.

Странное чувство не покидает меня. Страшно.

Где-то вверху слышны резкие взмахи крыльев.

Там, в вышине потолка расположен люк, он сияет божественным светом.

Там что-то летает. От страха у меня перехватывает дыхание.

Вдруг резко пролетает голубь. Потом обратно.

Остатки расписанных стен с библейскими сюжетами грозно смотрят на меня.

Мне кажется, что это оптический замысел. А ведь гениально!

С четырех стен смотрят ангелы. Здание, уходя вверх, имеет более узкую структуру и кажется, что те золотые нимбы, расположенные вокруг фигур святых, висят в воздухе.

Я протёр глаза, пытаясь понять, что это. Золотой люк пересекался испуганным летающим голубем. Ангелы парили в воздухе.

Господи, как это всё и страшно и величественно!

В такие минуты понимаешь, насколько бесполезно наше сознание перед великим…

Я услышал голос за спиной. Не разобрав слов, я обернулся.

Свет, исходящий из дверного проёма, звал меня к себе. Он давал мне надежду на спасение этого храма.

Я почувствовал, что Господь здесь, он в храме.

Дрожь исчезла, а на душе стало так спокойно, что я поддался манящему голосу и приблизился к выходу.

Свет казался мне божественным указанием. Но за дверным проемом было только кладбище.

Лучи света, раскинувшиеся на полу, указывали на стену, где расположен вход на колокольню.

Обуреваемый странными мыслями в голове, я пошёл по узенькому коридору.

Выйдя из него, и добравшись до верха, я увидел три грозных купола.

Три титана смотрели на меня. Я чувствовал их взгляд.

Это был второй этаж сооружения. Лезть ещё выше было страшно, едва живая деревянная лестница не предвещала ничего хорошего.

Я начал спускаться вниз. Снова раздался голос. Я поднял голову и отправил взгляд перед собой.

Великая тоска и грусть. Я видел, как какой-то старец смотрит в это окно, поддерживая рукой голову.

Он смотрел в древнюю даль, печалясь о чем-то вечном.

Передо мной будто бы оживала старая жизнь.

Я спустился вниз, наполненный непонятным ощущением страха перед неизведанной величественностью.

Выходя из храма я споткнулся — внизу мне послышался детский голос.

Я слышал, что людям по ночам, иногда, мерещатся там девочки в белых саванах.

Будто бы захоронено там много детей — кладбище существовало несколько сотен лет и неизвестно какие тайны оно хранит.

Не давал мне покоя тот детский голос, что я услышал. Долго пытался разобрать те непонятные интонации, что он произнес.

А потом, как молнией пробило меня, когда я всё понял.

Голос произнёс: «Не уходи!»

Слова крутились в моей голове всё быстрее и быстрее, словно, клавиши пианино, играя на самых тонких нотах, выбивали такт биению моего сердца.

Колонна — башенка, на одном из углов ограды храма, греясь лучами заходящего солнца, вторила тому голосу: «Не уходи!»

На улице было так спокойно, словно, ничего не происходит.

Я решил обойти храм и сделать несколько снимков.

Небольшие ворота с южной стороны треснули от вековой тяжести.

Я понимал, что входить внутрь не нужно. Голоса манили меня.

Что-то мистическое царит здесь, что-то очень загадочное.

А черно-белость фотографий лишь усиливает эту атмосферу.

Один из крестов согнулся, притягиваясь к земле, словно красивый лебедь.

Мне кажется, что этот храм жив и внутри его живёт Бог.

Может в этом и есть величественность? В том, что посреди руин, оскверненных руками человека, живёт мощнейшая сила.

И нет ничего, что могло бы быть сильнее.

Наш человеческий разум, кажется, никогда не сможет понять этого.

Когда я встретился с моими друзьями, то попросил их сделать мне фото на память.

Такие фотографии действительно имеют ценность.

Это не фотографии еды в тарелке или лежащих людей на пляжах. Здесь нет ванили, которой пестрят бесполезные снимки.

Здесь всё — вечность, история, память, прошлое, настоящее и будущее.

Собираясь уезжать, я вдруг снова услышал детский голос «Не уходи!»

Он доносился из арки южных ворот.

Свет показывал мне дорогу, которая вела через кладбище.

В храме меня ждали чьи-то души.

Я прошел в храм и помолился о его спасении. Внутри меня было спокойно и светло.

Напротив —  на улице быстро темнело и пора было уходить.

Я поклонился храму и отправился домой.

Ночью, проснувшись от жуткого холода, проникавшего из открытого окна, я услышал детский голос.

Он произнес: «Здравствуй»…

P.S. Берегите себя!

 

 

0

0 Comments

Пока нет комментариев

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
Номер телефона без знака «+», например «79876543210». На указанный номер будет выслан код подтверждения.

*
Генерация пароля
error: Контент защищен от копирования!
Яндекс.Метрика